События

Пять научных проектов молодых ученых СГМУ поддержаны грантами министерства образования и науки Архангельской области

В министерстве образования и науки Архангельской области подвели итоги регионального конкурса научных проектов «Молодые ученые Поморья» 2020 года. 17 заявок получили финансовую поддержку на общую сумму три миллиона рублей. Среди них пять научных прое... 02.06.2020
Вышел в свет новый номер газеты "Медик Севера"

Уважаемые читатели! Вышел в свет новый номер газеты "Медик Севера". 29.05.2020
Итоговая научно-практическая конференция ординаторов

В дистанционном режиме проходит итоговая научно-практическая конференция ординаторов СГМУ.  Молодые ученые под руководством научных руководителей из числа профессорско-преподавательского состава Северного государственного медицинского университета  подготовили... 28.05.2020

Итоги второго международного симпозиума «От сердца к сердцу» 19.02.2020

Итоги второго международного симпозиума «От сердца к сердцу»

На прошлой неделе в Архангельске завершилась работа 2-го международного симпозиума «От сердца к сердцу». В научном мероприятии приняли участие ведущие российские и зарубежные специалисты в области эпидемиологии, профилактики и лечения сердечно-сосудистых заболеваний.Докладчики представили об основных результатах исследования «Узнай своё сердце» и результатах сравнений здоровья населения России и Норвегии, направленных на изучение причин существенной разницы в смертности от сердечно-сосудистых заболеваний между двумя странами. Представляем вам итоги международного симпозиума. 

Материалы в СМИ:

Россияне 40-69 лет умирают от сосудистых заболеваний в восемь раз чаще норвежцев

О проблеме сердечно-сосудистых заболеваний и о симпозиуме — в разговоре с Александром Кудрявцевым

- Смертность от сердечно-сосудистых заболеваний сравнили в России и в Норвегии

-В Архангельске проходит Международный симпозиум «От сердца к сердцу»

- На симпозиуме в Архангельске врачи и ученые решают вопросы сердечно-сосудистых заболеваний

- Второй симпозиум "От сердца к сердцу"

- В Архангельске учёные обсуждают вопросы сердечно-сосудистых заболеваний

Обоснование:

Смертность от сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) среди трудоспособного населения в России в 2012-2016 гг. была в 8 раз выше, чем в Норвегии. Целью российско-норвежской инициативы "Heart to Heart" («От сердца к сердцу») является проведение сравнительных исследований сердечно-сосудистого здоровья и факторов риска ССЗ среди населения двух стран в целях выяснения причин различий в смертности от ССЗ и усиления доказательной базы для улучшения первичной и вторичной профилактики. Задачей симпозиума «От сердца к сердцу» было представить результаты уже проведенных сравнений российскому научно-медицинскому сообществу.

Методы:

Сравнения проводятся с использованием данных исследования "Узнай своё сердце" (далее – УЗС) проведенного в 2015-18 гг. в рамках "Международного проекта по сердечно-сосудистым заболеваниям в России" (Россия, Норвегия, Великобритания, Германия) на случайных выборках взрослого населения Архангельска (N=2380) и Новосибирска (N=2160) и исследования Tromsø Study 7 ("Исследование Тромсё 7", далее – T7), проведенного в 2015-16 гг. по сопоставимому протоколу в Тромсё, Норвегия (N=17646). В сравнения включены мужчины и женщины в возрасте 40-69 лет. Представленные пропорции и средние значения стандартизированы по возрасту с использованием Европейской стандартной популяции 2013 года.

Основные результаты:

С 2005 года в России наблюдается существенное снижение смертности от ССЗ, по своей динамике превышающее таковое в европейских странах, тем не менее, смертность остаётся в разы более высокой. Основные драйверы снижения – снижение частоты опасного потребления алкоголя, снижение частоты курения среди мужчин, сокращение распространенности артериальной гипертензии среди женщин, повышение доступности высокотехнологичной медицинской помощи.

Согласно результатам анализа данных электрокардиограмм (ЭКГ) с использованием машинного обучения и искусственного интеллекта (метод разработанный в Клинике Майо, США), рассчитанный на основе данных ЭКГ возраст сердца участников УЗС оказался на 5 лет больше, чем календарный возраст. Это согласуется с результатами российско-норвежских сравнений данных эхокардиографии, демонстрирующих, что гипертрофия левого желудочка у россиян развивается примерно на 10 лет раньше, а сердечная недостаточность (СН) среди россиян достигает 20% распространенности в возрасте 60-64 года, в то время как среди норвежцев этот уровень достигается в возрасте 65-69 лет. Соответственно, сравнения лабораторных данных демонстрируют наличие у россиян более высокие значений Тропонина T и мозгового натрийуретического пропептида, которые являются индикаторами ишемической болезни сердца (ИБС) и СН. В этом же контексте, результаты сравнений российских и норвежских данных динамометрии свидетельствуют, что 67-летние норвежцы имеют ту же силу сжатия, что 60-летние россияне, что указывает на более раннее старение россиян с точки зрения мышечной силы.

Почему россияне стареют быстрее норвежцев?

Россияне имеют более высокие средние значения артериального давления (АД): разница с норвежцами в систолическом АД составляет 5,5 мм рт. ст., что может давать на 20% большую смертность от ишемической болезни сердца (ИБС); в диастолическом АД – 7,8 мм рт. ст., что может увеличивать смертность от ИБС на 60%. Артериальная гипертензия (определена как АД ≥ 140/90 мм рт. ст. и/или регулярный прием антигипертензивных препаратов) более распространена среди россиян (65% vs. 42% для мужчин и 55% vs. 30% для женщин). При этом существенно большая доля россиян в сравнении с норвежцами (42% vs. 16%) сообщает о приеме антигипертензивных препаратов, а целевые показатели АД у принимающих препараты россиян достигаются реже, чем у норвежцев (47% vs. 38%).

Распространенность ежедневного курения выше среди русских мужчин (36% vs. 14%), в то время как среди русских женщин существенно выше распространенность ожирения (37% vs. 22%), которая имеет явный тренд возрастания в возрасте от 45 лет и старше, не наблюдаемый среди норвежек. Распространенность сахарного диабета выше среди русских мужчин (6,5% vs. 5,2%) и среди русских женщин (8,2% vs. 4,0%).

Липидные профили не отличаются у русских и норвежских мужчин, однако русские женщины имеют более атерогенные липидные профили, что согласуется большей распространенностью ожирения. На этом фоне данные ультразвукового сканирования сонных артерий демонстрируют большую распространенность атеросклеротических бляшек у русских мужчин (72% vs. 50%) и женщин (52% vs. 40%). Это указывает на важную роль таких механизмов развития атеросклероза как артериальная гипертензия и хроническое воспаление. Последнее также подтверждается более высоким средним уровнем С-реактивного белка в российской популяции в сравнении с норвежской (на 33% выше среди мужчин и на 36% среди женщин).

Совместное влияние четырех традиционных факторов риска ССЗ (систолическое АД, холестерин, курение, курение, диабет) объясняет только 33% различий в смертности от ССЗ между русскими и норвежских мужчинами и 22% различий между русскими и норвежскими женщинами.

Проведенное нами в 13 регионах России исследование анализа текущей практики лечения острого инфаркта миокарда продемонстрировало, что 29,5% пациентов обращались за медицинской помощью с жалобами на боли в области сердца в течение предшествующих 12 месяцев. Это отражает упущенные возможности профилактики. Значительная доля пациентов имела задержки в получении медицинской помощи из-за транспортных задержек (56%) и из-за задержек в обращении за медицинской помощью (44%). Это показывает, что повышение осведомленности о симптомах инфаркта миокарда, более широкое использование догоспитальной тромболитической терапии и улучшенные модели транспорта могут повысить выживаемость пациентов и результаты лечения.

Помимо изучения описанных выше сердечно-сосудистых фенотипов и факторов риска, мы производили изучение возможных различий и артефактов в процессах формирования статистических данных в качестве возможных объяснений различий в смертности от ССЗ между двумя странами. В этих целях была проведена серия сравнительных исследований валидности диагнозов смерти от ССЗ в России и Норвегии с участием патологоанатомов, судебно-медицинских экспертов и статистических организаций из обеих стран. В результате этих сравнений было определено, что в сравнении с Россией, смерти в Норвегии наступают в более старшем возрасте (примерно на 10 лет позже), чаще в учреждениях по уходу за пожилыми людьми, где до смерти доступна информация об их состоянии здоровья. В связи с последним, существенно реже производятся вскрытия (<10% в Норвегии vs. 60% в России). Смерти среди россиян чаще происходят неожиданно, в более молодом возрасте, без предварительного лечения, что в сочетании с российскими требованиями приводит к значительно более частому использованию судебно-медицинской экспертизы для установления причин смерти. В этих обстоятельствах чаще могут быть недоступны данные о предшествующих заболеваниях умершего. Кодирование причин смерти по МКБ-10 и выбор основной причины смерти в Норвегии осуществляется централизованно с использованием специализированного программного обеспечения и небольшой группы экспертов, в то время как в России этот процесс полностью децентрализован – кодирование причин смерти по МКБ-10 и выбор ОПС осуществляется врачами индивидуально. Различия в том, как причины смерти устанавливаются и кодируются в России и Норвегии, приводят к некоторым различиям в смертности от ССЗ между двумя странами в пределах класса ССЗ, но мы не нашли доказательств того, что различия в сертификации и кодировании смертей объясняют огромную разницу в смертности от ССЗ между Россией и Норвегией.

Выводы:

Дальнейшие инвестиции в сектор здравоохранения, включая первичное звено и высокотехнологичную помощь, улучшение контроля артериальной гипертензии, продолжение начатой успешной работы по сокращению распространенности курения и потребления алкоголя являются, на наш взгляд, приоритетными направлениями работы, способными обеспечить продолжение наблюдаемых трендов сокращение сердечно-сосудистой смертности и увеличения продолжительности жизни россиян.

Результаты проведенных  поперечных исследовании позволяют лишь частично объяснить причины существенно более высокой смертности от CCЗ в России в сравнении с Норвегией. Для более полного понимания существующих различий необходимы новые лонгитюдные исследования, позволяющие более подробно изучить социальные и медицинские факторы (уровень стресса, условия и качество жизни, доступность и качество медицинской помощи, лекарственного обеспечения), поведенческие факторы (питание, физическая активность), характеристики окружающей среды (содержание вредных веществ в воздухе, воде, продуктах питания), микробиологические и молекулярно-генетические факторы, в совокупности обуславливающие более раннее биологическое старение россиян в сравнении с норвежцами.

 


Возврат к списку